Чт. Июл 9th, 2020

Nevskiy Biz

Бизнес блог Сергея Невского

Исповедь Алкоголика.

Исповедь алкоголика

Сквозь сон ощущаю дуновение прохладного ветерка. Прикосновение солнечного лучика. Наверно это Оля открыла окно. Эхом доносится детский смех, видимо с детской площадки. Я чувствую запах свежезаваренного кофе. Она всегда начинает утро с него, потом занимается приготовлением завтрака. Чудесное утро. Я дома. В тёплой постели.

Щелчок.
— Давай, просыпаемся!

Послышался дерзкий голос, извне. Реальность ворвалась в сон адской головной болью.

— Просыпаемся, просыпаемся!

Как плевок в спину снова язвил этот голос. С трудом разжимаю веки. Солнечные лучи как ножи вонзились в зрачки. Сознание возвращается. Я лежу на асфальте, весь перепачкан в грязи. Рядом с помойкой, и кучей строительного мусора. Высоко, синее небо. Вдалеке детская площадка.

— Документы!
Не унимался голос.

Туман в голове рассеивается, и до меня доходит:

— Я снова напился! О, ужас!

— Слышь, к тебе обращаются! снова не унимался  голос.

Поднимаю глаза. Вижу. Двух, из тех, что вечно строят из себя, больше чем они есть на самом деле. Тот, что покороче всё время грубил

— Ну, так что с документами?

По нему было сразу видно, маменькин сыночек. Чёртов ублюдок.

Второй детина, больше его вдвое, хотел было ему что-то сказать, мол: Да, оставь ты его. Пошли уже. Но тот, что покороче посмотрел на него так, как хозяин смотрит на нашкодившего кота. И детине ничего не оставалось, как смирится, и отвести взгляд в сторону.

— Эй, оглох что ли?
Снова обращаясь ко мне, дерзил коротышка. Я хотел было ответить, но в горле пересохло, словно русло реки. И я не смог выдавить из себя не слова. Вдобавок мозг не мог сформулировать даже простой адекватный ответ: Пошёл к чёрту! Тогда мне захотелось ему врезать. Я понимал, что силы были не равны. Но меня остановило не это. Я не хотел дать возможность этому коротышке одержать надо мной вверх. Я видел по его глазам, что он злорадно ждёт, чтоб я первый нанес удар. Проявил агрессию. Был зачинщиком драки. Чтоб потом с легкостью со мной расквитаться. Чёртов ублюдок, нашел жертву.
— В карманах что? – Продолжал ухмыляться коротышка.
И в самом деле, что у меня в карманах? Я сую одну руку, вторую, ничего. Во внутреннем? Тоже. Я обшарил все карманы «Пусто»! Меня опять, или снова, да как не назови «Обчистили»!
«Приплыли» написал я, хотя имел в виду совсем другое слово.
Так мне и надо. Валяюсь где ни попадя. Будь благодарен, что хоть голова на месте. И проснулся на помойке, а не в камере с пришитым уголовным делом. Но мне все равно от этого не становилось легче.
Пока я размышлял, и шарил по карманам, они поняли, что мои поиски бесполезны. И словно не ожидая такого результата, они как-то неуклюже застопорились в негодовании. Будто тянули время, словно не зная, что в таких случаях делать.
Сложилось впечатление, что они вышли на охоту впервые. Только учатся ребята, молодцы. Ну как говорится — первый блин всегда комом.
— Пора сваливать! — Смекнул я.
Я выдерживаю их презрительные взгляды. И просто начинаю уходить в другую сторону. От них подальше. Как в вестерне. Они молча провожают меня вкопанными взглядами. Но не идут за мной. Не пытаются преследовать. Не стреляют мне в спину. Хотя мне уже было плевать на них. Меня тревожило совсем другое.
Я снова напился, как так? Спрашиваю я себя. Хотя, что тут удивительного, я никогда не умел пить. Но сейчас мне не до самоанализа. Нужно доставить до дома изнуренное тело любой ценой. Инстинкт выживания толкает меня на поиски метро. Как человека в пустыне в поисках воды. Словно контуженный, я даже не могу определить своё местоположение. Я конечно понимаю что нахожусь в центре Питера, но где именно? И где ближайшее метро для меня оставалось загадкой.
Я что-то выдохнул в лицо прохожему. По видимому это был вчерашний ром. Отшатнувшись с отвращением, он растворился в толпе. Наверно он подумал, что я просил мелочь на бухло, а не указать дорогу к метро.
Пробираясь по улицам, я наконец-то наткнулся на табличку метрополитена. Она была словно земля для сбившегося с курса мореплавателя. Я снимаю грязную куртку, сворачиваю её и несу в руках, будто упарился, или оделся не по погоде. Вливаюсь в солянку людей, стекаю к турникету. Искоса поглядывая на сотрудников метрополитена. Выжидаю момент. Прыжок. Сбегаю по эскалатору. И «Осторожно двери закрываются» для меня звучит словно гонг после боя.
Я спасён! Я спасён. Чуть не плачу. Да, поплачь, поплачь. Излей душу. Пожалей себя. Мы ведь всегда любим больше всего пожалеть себя. Мне противно видеть тебя в отражении. Ты жалок. Обросший, Опухший, с красными стеклянными глазами. Грязный и вонючий. Словно какой-то бомж.
Сколько раз ты обещал, бросить пить!? Сколько раз ты клялся, что завязал со всякой дрянью!? Даже моё отражение в стекле вагона ненавидит меня.  Я снова не ночевал дома. Я снова обидел свою любимую. Как я мог? Её нежные любящие глаза. Как я теперь посмею в них посмотреть? Сколько раз они просили меня не пить? Сколько раз они искали меня по ночному Питеру. Я не заслуживаю её сломанного ногтя.
Мне очень стыдно ехать домой, но инстинкт выживания сильнее меня. Гордость выветрилась с последними порами текилы. Сейчас я готов на всё, быть тряпкой только бы оказаться дома в теплой постели.
Как сильно раскалывается голова, и ноет всё тело. Я опять потерял ключи. Буду сторожить у подъезда. Кто ни будь да откроет дверь, и я прошмыгну как бездомный дворовой кот в теплый родной подъезд. Рухну на бетонный пол, спрячусь за батареей, и буду ждать Олю с работы, как верный преданный пёс, ждёт свою хозяйку.
Сегодня среда, или четверг? Оля сейчас на работе. Где должен, был быть и я. Какой же я все таки безответственный. Да сейчас не об этом. Как там Оля? Как она? Наверно плакала всю ночь. Наверно снова уснула в одежде, и с телефоном в руках, с мыслью: «А вдруг он позвонит? А вдруг с ним что-то случилось, и ему срочно нужна моя помощь?»
— Ненавижу себя! Я наверно вчера снова оскорблял её по телефону. Называл её шлюхой и тварью. Унижал. Кричал, что она без меня никто. Боже, как стыдно. Почему я так говорил? Неужели я такой на самом деле? Неужели я само зло?
Я всегда хотел творить в мире только добро, а пока, получается, делаю только хуже.
Пролетают станции. Заходят и выходят люди. Смеются, о чём-то разговаривают. И кажется, у них совсем нет проблем. Они такие беззаботные. Мама с дочурками. Бабушка с внуком. Влюбленная пара. А кто стоит такой деловой, что кажется вот у него точно всё в жизни в порядке. Вот у него точно чёткие планы на жизнь.
А я, ходячее разочарование. Бродячая собака. Попусту топчущий землю. А ведь когда-то и у меня была цель в жизни, была мечта. Я мечтал написать великий роман, который изменит мир. Роман, который станет мечом в борьбе света и тьмы. Я был одержим этой мечтой. Я был полностью уверен, что я на правильном пути. Что сам господь выбрал, и направляет меня. Я считал себя лучше других, считал, что знаю, как устроен этот мир. И я был уверен, что выполняю божью волю. И обладаю великим даром творца. А была ли это его божья воля? И был ли это дар? А что если я шёл по ложному следу? Следовал ложной мечте? Да какая теперь уже разница. Теперь это уже не имеет никакого значения.
Я столько грезил своей мечтой, написать великий роман, и столько лет угробил ради нее, что совсем забыл о себе, забыл о тех людях, кому я не безразличен, забыл о своей жизни. Забыл кто я такой, в конце концов. Я потерял свою жизнь.
Только теперь, я понял, спустя столько лет, что Оля любила меня, не зато что я пишу этот роман. А просто любила меня за то, что я есть. Ей, было, абсолютно неважно напишу я этот роман, или нет. Тем более станет ли он великим. Она просто любила меня, тем, кем я был уже тогда.
Но в алкогольно-наркотическом дурмане. Гордости и пороке, я не замечал эту простую истину, которая всегда была на виду. Мне было не дано понять, что настоящая жизнь и счастье было рядом со мной уже тогда.
Если вам понравилась статья, поделитесь ей в соц. сетях. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

© 2018-2020 NevskiyBiz Все права защищены.